Карта сайта
Vluvre.ru - сайт целиком и полностью посвящен музеям Лувра.

Украденный Буонарроти





Картины великих художников нередко похищают из музеев и частных коллекций. Но украсть что-либо из произведений великого Микеланджело Буонарроти кажется просто невозможным  ну не вынесешь же за пазухой 5-метрового Давида, потолок Сикстинской капеллы или её стену с изображением Страшного суда. Однако, как оказалось, эта задача по плечу итальянским реставраторам, которые в ходе своей работы в Сикстинской капелле в 1980—1999 гг., по сути, похитили у человечества фрески великого мастера, сумев их так испохабить, что теперь впору изучать его живопись только по фотографиям, сделанным до 1980 г.



Строительство у северной стороны Собора Святого Петра Сикстинской капеллы  домовой церкви Ватикана, инициатором которого стал папа Сикст IV, было завершено в 1481 г. Её стены расписывали лучшие художники эпохи Возрождения Гирландайо, Перуджино, Росселли и Боттичелли. Изначально своды потолка были декорированы под звёздное небо художником Пьерматтео д’Эмилией. Однако в 1504 г. стало понятно, что здание нестабильно, и ему грозит обрушение. Проблему смог решить архитектор Донато Браманте, который укрепил южную часть капеллы. Огромные трещины в сводах заложили кирпичами, а сам потолок полностью оштукатурили. Папа Юлий II принял решение о том, что его нужно вновь оформить. Эту работу весной 1508 г. он поручил, как это ни удивительно, скульптору, Микеланджело Буонарроти.

К росписи потолка Микеланджело приступил уже в июне 1508 г., а полностью закончил её осенью 1512 г. В 1510 г. по вине папы Юлия II, который приостановил финансирование, работы прекращались почти на 10 месяцев. Торжественное открытие капеллы состоялось 31 октября 1512 г. По своему содержанию росписи потолка представляют собой иллюстрации к Ветхому Завету. Центральное место среди них занимают девять сцен из Книги Бытия: Сотворение светил и планет, Сотворение Адама, Грехопадение и Изгнание из Рая, Потоп, Отделение света от тьмы, Отделение суши от вод, Сотворение Евы, Жертвоприношение Ноя и Опьянение Ноя. Всего в ходе работы Микеланджело изобразил на сводах капеллы 343 фигуры.

В 1533 г. папа Климент VII, желая чтобы его имя стояло в одном ряду с именами таких понтификов, как Сикст IV и Юлий II, тоже решил приложить руку к оформлению Сикстинской капеллы. Для этого он посчитал самым разумным украсить алтарную стену новой фреской кисти Микеланджело. Окончательная договорённость с мастером о выполнении им этой работы была достигнута в сентябре 1534 г., когда он прибыл в Рим. Однако через несколько дней папа Климент умер, и на трон Святого Петра взошёл кардинал Аллесандро Фарнезе, получивший имя Павел III. К счастью, новый понтифик не отказался от идеи своего предшественника. Непосредственно к оформлению стены в Сикстинской капелле 60-летний Микеланджело приступил летом 1536 г., спустя 25 лет после завершения им потолочной росписи. Работы длились целых 5 лет и закончились в ноябре 1541 г. На этот раз темой фрески стал Страшный суд  последний суд, совершаемый, согласно христианскому вероучению, Христом над людьми с целью выявления праведников и грешников и определения награды первым и наказания последним. Композиционно фреску Микеланджело можно разделить на три составные части: верхнюю, включающую в себя люнеты, на которых изображены ангелы, с атрибутами Страстей Христовых; центральную, где расположились Христос и Дева Мария между блаженными; и нижнюю, где показан конец времён  ангелы, играющие на трубах Апокалипсиса, воскресение мёртвых, восхождение на небо спасённых и низвержение грешников в Ад. Для воплощения своего художественного замысла мастер выписал на стене более 400 фигур.

Ещё в ходе работы над фреской у одних она вызвала безусловное восхищение, а другие подвергли её жестокой критике. Недругам Микеланджело не нравилось то, что художник изобразил все персонажи в обнажённом виде, не скрыв гениталий. И всё это «благолепие» должно было красоваться в самой главной христианской церкви мира! В конечном итоге через 24 года после начала работы над «Страшным судом» в соответствии с решениями Тридентского собора и по распоряжению папы Павла IV художник Даниэле да Вольтерра прикрыл наготу персонажей фрески драпировками, за что получил презрительное прозвище «Штанописец». Фрески Сикстинской капеллы, принадлежащие кисти Микеланджело, справедливо считаются вершиной его творчества. Они в сочетании с работами Гирландайо, Перуджино, Росселли и Боттичелли составляют на сей день, пожалуй, самый масштабный архитектурно-художественный ансамбль эпохи итальянского Возрождения.

Долгая жизнь шедевра За свою 500-летнюю историю фрескам Микеланджело, особенно потолочным росписям, пришлось пережить многое. Самым губительным для них на протяжении всего этого времени была копоть от свечей, которые использовались при службах в капелле и для её освещения. Толстьм маслянистым слоем копоть покрыла потолок, исказив цвета и очертания фигур на нём. Кроме того, сильное отрицательное влияние на фрески оказывали частые протечки потолка. Из-за них многие места оказались покрыты солевым налётом, обесцветившим живописный слой, и тёмными пятнами от селитры. Во многих местах от сырости пузырилась краска. По этой же причине от потолка начинал отходить слой интонако (слой специальной штукатурки, по которой непосредственно ведётся роспись). Все вышеперечисленные проблемы усугублялись и тем, что, несмотря на старания Браманте, здание капеллы всё равно осталось нестабильным. И хотя ему уже не грозило обрушение, но время от времени на потолке появлялись трещины весьма внушительных размеров.

Самое интересное, что все эти неприятности начали преследовать фрески ещё в ходе их создания. Так, например, потолок протекал уже тогда, когда Микеланджело только приступал к своей работе в капелле. Почему же мастер не настоял на починке крыши, а вёл роспись, невзирая на протечку? В этом как нельзя лучше проявился непростой характер Буонарроти, который делал свою работу, получал за неё немалую оплату и при этом совершенно не беспокоился о дальнейшей судьбе своих творений, видимо считая, что это уже не его забота.

К счастью, значительно лучше «себя чувствовал» «Страшный суд»  алтарная стена была достаточно статичной, и по сути единственное, что ей угрожало, это обычная пыль и всё та же свечная копоть.Фрески потолка потребовали вмешательства уже к середине 1540-х гг. Есть основания считать, что именно в эти годы и была проведена первая косметическая реставрация, заключавшаяся в промазывании сводов льняным или ореховым маслом, чтобы сделать обесцветившие живописный слой кристаллы солей и селитры прозрачными, вернув тем самым фрескам их первоначальную яркость. Справедливости ради нужно отметить, что документов, подтверждающих эти работы, в архивах Ватикана не сохранилось. Первая официально задокументированная реставрация была проведена в 1625 г. Симоне Ладжи. Под его руководством потолок сначала протёрли льняной тканью, а потом очистили от загрязнений, растирая его хлебом. Как утверждал сам реставратор, таким путём фрескам вернули былую красоту.

Однако современные специалисты уверены, что простой расчисткой сводов дело не ограничивалось, и что Ладжи тоже нанёс на фрески слой животного или растительного масла. Следующий раз реставраторы взялись за потолок Сикстинской капеллы в 1710 г. В течение трёх лет художник Аннибале Маццуоли с сыном очищали фрески от копоти губками, смоченными в белом вине, а затем покрывали его клеевым лаком. Кроме того, на этот раз пришлось подкрасить некоторые особо обесцветившиеся фрагменты. Есть основания полагать, что в ходе именно этой реставрации в целях прекращения отслаивания интонако во многих местах в потолок были забиты бронзовые булавки.После работы Маццуоли к потолку практически не прикасались более 200 лет. Лишь во времена Муссолини в 1935—1938 гг. сотрудники Лаборатории реставрации Ватиканского музея восстановили разрушенный слой интонако в восточной части потолка и провели очередную очистку сводов от копоти.Как легко заметить, все эти реставрационные работы носили исключительно косметический характер. Поэтому в 1979 г. группа специалистов под руководством Джанлуиджи Ко-лалуччи начала предварительные исследования для дальнейшей глубокой реставрации фресок Микеланджело. Главной задачей, которую поставил перед собой этот коллектив, было возвращение росписям Сикстинской капеллы первоначального облика.

Сомнительная реставрация Коллективу под началом Колалуччи процесс грядущей реставрации виделся примерно следующим образом. Сначала, в ходе глубокого изучения фресок и исторических документов, нужно было отделить исходную живопись Микеланджело от более поздних реставрационных подрисовок. Потом расчистить её, смыв с потолка всю грязь, солевые отложения, слои клеевого лака, растительного и животного жира, ну и, конечно, удалить подрисовки реставраторов. Далее необходимо было удалить бронзовые булавки, уродовавшие своды, а слой интонако укрепить путём закачки под него специального клея. После этого следовало произвести консервацию оригинальной живописи и «сочувственное восстановление областей», где она окажется повреждённой. Все операции должны были проводиться только с использованием обратимых и безвредных для фресок процедур и материалов. Каждый шаг реставрации собирались фиксировать на фото- и видеоплёнках. Кроме того, планировалось оставить несколько небольших участков потолка со следами предыдущих реставраций.

Проведя исследования настенной фрески Маттео да Лечче «Спор у тела Моисея», имевшей, как казалось, сходные свойства с потолочными росписями, и Микеланджеловского люнета «Елеазар и Матфан», Колалуччипришёл к выводу, что Буонарроти работал в технике «буон фреско» (настоящая фреска), то есть всю работу он делал водяными красками по влажной штукатурке, ничего не подправляя «а секко» (по штукатурке, когда она уже высохла). Иными словами, мастер утром наносил штукатурку на участок стены или потолка, площадь которого соответствовала суточной норме (суточный кусок оштукатуренной поверхности называется джорната), и полностью в течение дня заканчивал работу над этим участком фрески, пока штукатурка была ещё влажной. Если кисть переставала плавно скользить по поверхности штукатурки и волоски начинали царапать её, это означало, что художник не успел сделать дневную норму, что штукатурка уже пересохла и пора заканчивать роспись. Тогда с оставшейся не зарисованной площади оштукатуренной поверхности раствор просто счищали шпателем. На следующее утро к уже готовому участку приштукатуривалась новая дасорната, и всё повторялось.

Поняв, как ему казалось, методику работы Микеланджело, Колалуччи принял решение о том, что для расчистки оригинальной живописи на потолке нужно смыть с него все наслоения до самой штукатурки. Необходимые для реставрации реактивы разработали химики Ватиканской лаборатории реставрации.В 1980 г. было принято решение о проведении полной реставрации Сикстинской капеллы. Деньги на эту масштабную программу в количестве 4,2 млн долларов выделила японская корпорация Nippon Television в обмен на эксклюзивное право пошаговой съёмки всего процесса.

К октябрю 1984 г. закончился первый этап работ  реставраторы привели в порядок люнеты. Восстановление потолка продлилось до 1989 г. Затем Колалуччи взялся за «Страшный суд», с которым «покончил» в 1994 г. Тогда же капеллу вновь открыли для посетителей, хотя ещё шла реставрация настенных фресок кисти Гирландайо, Перуджино, Росселли и Боттичелли. Полностью завершили восстановление капеллы в декабре 1999 г. Официальную оценку проделанной Колалуччи и его коллегами работы дал папа Римский Иоанн Павел II: «Только теперь мы можем любоваться полным великолепием Сикстинской капеллы, благодаря окончившейся реставрации. Нашу радость разделяют верующие во всём мире, ценящие это место не только из-за шедевров, которые оно содержит, но и за роль, которую оно играет в жизни Церкви». Вполне возможно, что «все верующие» и преисполнились радости от результатов реставрации, а вот многие искусствоведы пришли от неё в ужас! Потолок Сикстинской капеллы после реставрации ном этапе работ. Один из виднейших реставраторов мира Джеймс Бек в начале 1980-х предупреждал об опасности глубокой реставрации потолка капеллы. Он считал, что необходима консервация росписей, то есть сохранение их в современном виде, а не воссоздание первозданного облика, поскольку любая ошибка реставраторов в ходе такой работы может стать для произведения искусства фатальной. После открытия Сикстинской капеллы Бек заявил, что произошло то, чего он изначально опасался,  по сути, потолочные фрески Микеланджело утрачены, и то, что сейчас можно увидеть на сводах, не что иное как грубый подмалёвок.